Каким образом правоохранительные органы получают оперативно-значимую информацию и доказательства, содержащиеся в мессенджерах? Какие особенности нужно учесть правоохранительным органам России при обращении к компетентным органам и поставщикам услуг мессенджеров иностранных государств о предоставлении переписки пользователей? Об это всем рассказал в своей октябрьской статье журнала «Уголовный процесс» Кирилл Клещев.

Переписка в программах мгновенного обмена сообщениями (далее — мессенджеры), таких как WhatsApp, Telegram, Wickr Me, Viber и т. п., уже давно стала информацией, имеющей доказательственное значение по уголовным делам. Такие доказательства можно встретить в приговорах по делам, связанных с дистанционным сбытом наркотиков, мошенничеством, вымогательством, коррупционными и компьютерными преступлениями. Но, для того чтобы данные мессенджеров отвечали критериям допустимости доказательства, они должны быть изъяты и оформлены в соответствии с УПК РФ и другими законодательными актами.

Рассмотрим способы получения информации.

Изъятие материального носителя переписки.

Чаще всего информацию из мессенджеров (сообщения, фотографии, аудио-, видеофайлы) правоохранительные органы получают при непосредственном и гласном изъятии носителей (смартфонов, планшетов). Изъятие может проводиться в рамках оперативно-розыскных мероприятий (ч. 1 ст. 15 Федерального закона от 12.08.1995 № 144‑ФЗ «Об оперативно-розыскной деятельности»). Как следует из позиций Конституционного Суда РФ, для осмотра носителя информации и проведения экспертизы его содержимого судебное решение не нужно (определения от 08.04.2010 №  433-О-О, от 25.01.2018 №  189-О). Закон об оперативно-розыскной деятельности требует от должностного лица, которое изымает носитель, иметь постановление о проведении оперативно-розыскных мероприятий и составить протокол в соответствии с УПК РФ.

На практике сотрудники оперативных органов не всегда выполняют требование о предоставлении копии информации, содержащейся на изъятом электронном носителе, ее законному владельцу или обладателю информации. При этом они ссылаются на имеющуюся в Законе об оперативно-розыскной деятельности оценочную формулировку, согласно которой «копирование информации может воспрепятствовать осуществлению оперативно-розыскной деятельности» (абз. 3 ч. 1 ст. 15). Также должностные лица органов дознания изымают электронные устройства при фактическом задержании, в ходе которого проводят личный досмотр.

На этапе до следственной проверки следователи или дознаватели обычно изымают электронный носитель информации при проведении осмотра места происшествия. В других случаях владелец устройства добровольно выдает его при проведении опроса в порядке ст. 144 УПК РФ.

Разумеется, не исключается возможность изъятия смартфона и при задержании лица в порядке ст. 91, 92 УПК РФ. Наконец, при расследовании уголовных дел следователи прибегают к производству выемки (ст. 183 УПК РФ).

Информация, которая содержится в мессенджере, установленном на компьютере, при условии его непосредственного изъятия (к примеру, в рамках обследования помещения) исследуется в дальнейшем путем проведения оперативно-розыскных мероприятий «получение компьютерной информации» (п. 15 ст. 6 Закона об оперативно-розыскной деятельности).

Если владелец смартфона или иного устройства отказывается представить его для ознакомления с его содержимым, то извлечение электронной информации из памяти устройства правоохранительные органы могут осуществить с помощью универсального устройства извлечения судебной информации (UFED — Universal Forensic Extraction Device).

Дистанционный перехват сообщений.

Не всегда у правоохранительных органов есть возможность изъять устройства, с помощью которых велась переписка в мессенджерах. Тогда можно получить информацию (переписку) посредством дистанционного перехвата. Кроме того, такая потребность возникает при проведении первоначальных оперативно-розыскных мероприятий и документировании преступного умысла, связей, соучастников готовящегося или совершенного преступления. В этой ситуации наиболее распространенным является проведение оперативно-розыскных мероприятий в виде электронного наблюдения. Оперативные сотрудники устанавливают негласно аудио-, видеозаписывающие устройства в транспортном средстве, помещении или жилище для наблюдения за объектом контроля.

Оперативные органы также могут установить контакт с человеком, который ведет переписку посредством мессенджера с проверяемым лицом. Это позволяет контролировать переписку путем добровольного и непосредственного предоставления одной из сторон переписки электронного носителя информации. В таких случаях закон не охраняет тайну личных переговоров, поскольку одна из сторон предает их огласке (определения КС РФ от 05.06.1997 №  72-О, от 16.11.2006 №  454-О).

Как вариант, правоохранительные органы могут вступать в контакт с объектом контроля с помощью лиц, оказывающих им содействие и имеющих доступ к мобильному устройству разрабатываемого лица. При этом может быть использован программный комплекс, который позволяет подключиться к устройству подконтрольного лица, после чего вся информация на нем зеркально дублируется на устройство субъекта контроля.

Также правоохранительные органы могут, используя дубликат сим-карты, на которую зарегистрирован соответствующий мессенджер, получить дистанционный доступ к электронной информации. Однако это возможно, если в мессенджере не включен режим двухфакторной аутентификации.

Наконец, для перехвата переписки применяют шпионские программы, отправленные посредством рассылки разрабатываемому лицу. Кроме того, используются специальные технические средств для перехвата электронной информации в режиме реального времени.

Описанные выше способы перехвата сообщений в мессенджерах реализуются в рамках оперативно-розыскных мероприятий «снятие информации с технических каналов связи», для которого необходимо постановление руководителя соответствующего подразделения правоохранительного органа или его уполномоченного заместителя.

Получение информации по запросу.

Правоохранительные органы не всегда могут изъять устройство или перехватить сообщения в мессенджере. Потенциальный обвиняемый может быть не установлен или скрываться, в том числе за пределами территории РФ. Если на мобильном устройстве используются программы-анонимайзеры (VPN), сквозное шифрование сообщений, то получить доступ к ним затруднительно, даже несмотря на то, что российские силовые структуры имеют несколько систем отслеживания и хранения мобильного трафика.

В этом случае единственным легальным инструментом получения данных переписки в мессенджере является направление запроса о содействии или об оказании правовой помощи в компетентные органы страны местонахождения искомого объекта и (или) компании, владеющей мессенджером. При этом вид запроса может зависеть от стадии производства по делу. Если речь идет о проведении оперативно-розыскных мероприятиях и автором запроса являются оперативно-розыскные органы, то они направляют запрос о содействии в рамках межправительственных и межведомственных соглашений РФ. Органы предварительного расследования высылают запрос об оказании правовой помощи либо в определенных случаях запрос о содействии, к примеру, когда идет доследственная проверка.

На практике оперативные подразделения нередко обращаются напрямую к поставщику услуг через официальный адрес электронной почты с запросом об обеспечении сохранности данных или используют каналы НЦБ Интерпола. При этом необходимо учитывать специфику мессенджера и его правила. На официальном сайте поставщика услуг систем мгновенных сообщений обычно есть специальный портал, где указаны основания, условия и порядок взаимодействия с правоохранительными органами.